Великий сочинец

 

Одному из самых ярких воспитанников волейбола Краснодарского края, Владимиру Кондре, 16-го ноября исполнилось 68 лет. Олимпийский чемпион встретил свой День рождения в Сочи, где вырос, начал заниматься волейболом и выступал за местное «Динамо».

Владимир Григорьевич последние годы встречает свой День рождения в главном городе-курорте России. В Сочи, при поддержке властей города и Российской Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, Кондра проводит турнир своего имени. В этом, 2019 году, 16-го ноября в финале играли команды «Сочи» и РАНХиГС. Победу отпраздновали студенты Академии госслужбы.

В этом ВУЗе наш земляк работает 7 лет, успев к моменту назначения на пост старшего преподавателя кафедры физвоспитания побывать в роли главного тренера мужских национальных команд Франции и Казахстана, молодёжной и юниорской сборных СССР и России. Кондра работал ассистентом главного тренера советской и российской национальных сборных, помогая в этом роли Геннадию Паршину, Виктору Радину, Геннадию Шипулину. Как главный тренер он выиграл Кубок европейских чемпионов, Суперкубок Европы, молодёжный и юниорские чемпионаты мира (1985, 2005), чемпионат Европы (1984), чемпионаты СССР и Греции, как ассистент – ЧЕ (1987), Кубок мира (1999), чемпионат России. Владимир Григорьевич дважды возвращался к работе с молодежными сборными нашей страны, покинув институт национальных команд в 2011 году.

В качестве игрока Кондра трижды становился призером Олимпиад, выиграл Игры в Москве-80. Его называли Пеле волейбола, Кондра мог с одинаковым успехом пасовать и атаковать, первым начал подавать в прыжке и выиграл за карьеру игрока все турниры, в которых принимал участие со сборной и клубом, ЦСКА.

- Весной 1982-го закончил как игрок и той же осенью принял молодежную сборную Союза. Только десять лет спустя, работая в Греции, понял, что я уже "тренер со стажем", - воспоминал летом 2002 года, в интервью «СПОРТ-Экспресс» о начале тренерской карьеры сам Кондра.

- Зачем вернулись в Россию из Франции, где успешно трудились во второй половине 90-х годах, имея контракт с Федерацией этой страны до Олимпиады 2000 года?

- Желания вернуться ради того, чтобы вернуться, у меня не было. Французов Кондра устраивал «от и до». Франция, когда мы начинали, была на 30-м месте в рейтинге ФИВБ, страна квалификацию на Евро-95 не прошла! В 97-м мы стали четвертыми в Европе.

Все тогда решил случай. Я приехал в Москву на Новый год. Сборная России неудачно выступила на чемпионате мира 1998 года, а позже многолетний помощник Шипулина Юрий Венгеровский умер прямо на площадке. Мне предложили помочь Шипулину в сборной.

Мы сразу выработали правила. Шипулин прекрасный человек, разбирается в волейболе, большой психолог, но времени заниматься командой у него было немного. Работу в зале доверили мне. Нормально работали, дискутируя. Шипулин может взять инициативу: "Надо так - я чувствую, уверен!" - "Нет проблем." Хороший у нас был тандем.

- Франция какой осталась в памяти?

- Приехал без языка. Поэтому были проблемы в работе. Тренер, не понимающий языка команды, теряет половину самого себя.

Помог Саша Бобриков, игравший когда-то за сборную Франции. Он из первой волны эмигрантов, заведовал в Париже "Кавказским русским музеем" и работал в волейбольной федерации.

Эмигрантов там много. Наверное, потому нигде нет такой ностальгии по России, как в Париже. Многое там, помимо работы, приобрел в духовном плане. Весь мир объездил, но только там и в Греции жил с семьей. Показал дочке (Валерия Кондра – модель, телеведущая, одна из самых красивых женщин России «нулевых» по версии различных журналов о моде) красивейший город земли.

Потрясающе интересно было работать!

Квартира там была прекрасная, трехкомнатная. Рядом Булонский лес, "Парк де Пренс". На улицах узнавали. Много интервью, с ребятами из "Экипа" дружил. Короче, стал там своим. На второй год поймал себя на том, что думать научился по-французски!

- В Греции, где провели несколько лет, все было иначе.

- Там и жилищные условия оставляли желать лучшего, и денег не платили - судиться пришлось. Весь набор.

- Зачем туда поехали?

- В 92-м, чтобы определить участников еврокубков, решили сыграть чемпионат России - шесть команд в один круг. "Самотлор" выступил спонсором. Сейчас понимаю: безумная идея! Ко мне тогда игроки чередой шли – многие уезжать собрлись. Кто-то сразу ушел, у Павла Борща, связующего, сердце схватило. Ещё один лидер той команды, Игорь Савельев, ногу подвернул. Остался я с "разобранной" командой. Заняли 4-е место. Это провал для ЦСКА.

Греки к тому моменту меня вовсю обрабатывали: "Принимай "Олимпиакос"!" Сумму в контракте нарисовали уму непостижимую - 120 тысяч долларов за год. В итоге за первый год получил половину, за второй еще меньше, а с этих сумм - налоги, аренда жилья и прочие бытовые вещи. Выигрывали с парнями два чемпионата, два Кубка Греции, играли в полуфинале Кубке чемпионов. Тот результат никто до сих пор в «Оли» не повторил.

Игрокам недоплачивали, они ко мне - я к президенту. В Греции треть от заработанного на адвоката истратил.

Там все тогда судились. Олег Блохин тогда футбольный "Олимпиакос" тренировал. Встречались, общались. Он: «неужели в России ничего не пишут? Я столько интервью давал!» Тогда там играли Протасов, Литовченко. Тоже судились. Мне говорили, что такое может быть, но я не верил! Как могут обмануть?

После Греции больше года - без работы. В ту пору с ветеранским движением плотно завязался. Встречи организовывал, превращался в шоумена, "человека-легенду". Год провел у родителей в Сочи, пока не предложили принять дебютанта Суперлиги, московский "Рассвет". Их Саша Савин наверх поднял, но после нападения хулиганов работать он не мог. Из «Рассвета» Виктор Радин в сборную позвал. Увы, на чемпионате Европы в Греции в 1995-м мы заняли 5-е место, игроки пошли к руководству и попросили вернуть Платонова: "С ним мы выигрывали..." А я уехал во Францию.

Тренер должен что-то пройти. Тысячу поражений и тысячу побед. Сильный игрок становится тренером, ему кажется - бросишь, как в армии: "Делай, как я!" - и достаточно. Всё на азарте. Смешно вспоминать, как я тренировать начинал.

- Последняя ваша работа с национальной сборной – это Казахстан. Ушли в итоге досрочно, не доработав контракт, который предполагал подготовку наших соседей к Олимпиаде в Пекине.

- В Казахстане у меня были лучшие для личные условия. Зарплата девять тысяч долларов. Больше, чем в Астане, нигде как тренер не получал. Все платили аккуратно, прекрасное отношение - отличная квартира, персональный шофер, горничная. Жаль, но мы заняли на чемпионате мира последнее место в группе, проиграв пять матчей, в том числе Тунису и Корее. От сборной ждали иного результата. Пришлось уйти. Помогли в Федерации – поработал с молодежью, правда, без побед. Хотя Вольвич, Обмочаев, Маркин, Кобзарь, Щербинин из той команды доросли до национальной сборной, побеждали с ней, и не раз. Результат же? Результат.