Владислав Жлоба. Вспомнить всё – от Адлера до Уфы

Для жителя Краснодара минувший сезон – двадцать второй в его профессиональной карьере. Он помнит дебют мужской команды Краснодара, юного Максима Михайлова, живого Мигеля Фаласку и Алексея Вербова как игрока уфимского клуба.

 1-1 1-2 1-3

Владислав Жлоба не стал чемпионом России, не сыграл даже одного матча в национальной сборной нашей страны, но в истории волейбола Кубани его имя, безусловно, останется. Этот 38-летний связующий - живой свидетель рождения и дебюта «Динамо-ГУВД» Краснодар в официальных состязаниях и еврокубках, работы с этой командой специалистов, возглавлявших национальные команды России.

В общей сложности Владислав провел в краснодарском волейбольном клубе десять сезонов. Он пасовал главной звезде российского волейбола прямо сейчас Максиму Михайлову, играл в одном клубе с испанским гением Мигелем Фалаской, а для двух главных тренеров мужской Суперлиги Париматч, Алексея Вербова и Олега Согрина, был когда-то одноклубником.

- Вы родились в советской Белоруссии, городе Гомель. Рядом – город Жлобин. Ваша фамилия и этот город как-то связаны?

- Нет, хотя шуток на эту тему всегда было много.

- Может вам нужно поискать предков по линии красного комкора Дмитрия Жлобы? В 20-х и 30-х годах XX века он жил и работал в Краснодарском крае.

- Интересовался темой, но – нет, никаких родственных пересечений.

- Когда и зачем вас увезли из Белорусии на Кубань?

- От центра Гомеля до города Припять – 150 километров по прямой. В апреле 1986-го там взорвался реактор четвертого энергоблока Чернобыльской Атомной станции. Осенью 90-го я пошел в школу уже в Адлере. Мама и папа приняли решение резко изменить свою жизнь.

После окончания десятого класса попал на просмотр в Белгород, где остался, но пришлось переучиваться из доигровщика в связующего. Как видите, получилось, но тогда я был не готов конкурировать с кем-то всерьёз в таком клубе как «Белогорье». Отпустили в Гомель, в аренду, потом был Краснодар.

 2-1 2-2 2-3

- У вас никогда не было чувства досады, что в Гомеле или Белгороде не задержались? Белгород в это время поставил победы на поток, Гомельский волейбольный клуб весной 2001 года стал чемпионом Беларуси. В 2004-м ГВК повторил это достижение. За те семь лет, что вы провели в Краснодаре, Гомель выиграл в Беларуси шесть комплектов медалей, регулярно играл в еврокубках.

- Всё наоборот! Всегда был рад, что выбрал именно Краснодар и жизнь так сложилась. Тут у меня сегодня жилье, семья, друзья.

А тогда я летом приехал в Адлер и узнал, что в Краснодаре хотят развивать мужской волейбол, ищут игроков. Поехал, со всеми познакомился и решил, что на Родине мне будет комфортнее и лучше. В Гомеле играл ради возможности развиваться. Платили, это 2000 год, 200 долларов. Деньги давал торговый холдинг, который спонсировал там волейбол. Съездил ещё раз в Гомель, - забрал документы из ВУЗа, где начал учиться и поступил в Краснодарский университет физической культуры и спорта. Там меня хотел видеть Владимир Васильевич Костюков. Он всегда болел пляжным волейболом, и я рад, что ему наконец-то присвоили звание заслуженного тренера России. Заслужил! При поддержке Костюкова, Виктора Николаевича Середы и Николая Ивановича Бойко, которые опекали «Динамо», начал помногу играть - классику, на песке.

 3-1 3-2 3-3

- В пляжной серии России вы представляли клуб из Новосибирска, а не Краснодар. Почему Сибирь, а не Юг России?

- Мой напарник на тот момент, Антон Бобров (ныне директор крупной агентской компании, работающей в волейболе России – прим. ФВКК), из Новосибирска. «Сибирь-Воллей» создал он, а для того, чтобы вместе выступать в Чемпионате России, игроки в паре должны представлять один клуб. Такие правила, по сути - формальность. На песке я играл охотно, был участником юниорского и молодежного первенств Европы, да и сейчас с удовольствием выхожу на площадку, когда есть возможность.

- В Краснодар вас первый раз вернул Юрий Маричев, потом – Сергей Шляпников. Оба после «Динамо» Краснодар возглавили сборные России. Не шутили при встрече по этому поводу?

- Даже не обсуждали. Я всегда был рад вернуться домой. Тем более, что на третьем курсе университета познакомился с супругой, Ульяной. Но такова спортивная жизнь и пару раз приходилось уходить. Когда тренером был Маричев, я не дождался от клуба контрактного предложения. Разговоры мы вели, но в Уфе всё было предельно конкретно и «Урал» готовился играть в еврокубке.

Третий раз ушел, когда команду просто закрыли. Два последних сезона «Динамо» - тяжелое время, но игрокам и тренерам стыдиться нечего. Мы спортивную задачу всякий раз решали. Со Шляпниковым сумели выжить, хотя команду набирали буквально за десять дней до старта чемпионата. Когда Сергея Константиновича заменил Андрей Геннадьевич Воронков, сезон из-за травм и иных проблем заканчивали вдевятером.

- «Динамо» Краснодар, когда вы играли за эту команду, по факту несколько лет жила и тренировалась в Анапе. Базой был «Волей Град». Как это было – быт, игры, путешествия в Краснодар ради домашних матчей?

- Ощущения необычные. «Волей Град» это всё-таки не Анапа, а курортный поселок Витязево. Поздней осенью и зимой это пустынный городок. Сам быт в «Волей Граде» нормальный, а решение о переезде, думаю, было вызвано финансовыми проблемами клуба. Затрат же много: квартиры игрокам, аренда зала, транспорт, тренажёрка, а там всё это в одном месте и Краснодар недалеко.

Самым необычным эпизодом того периода была наша дорога на домашние игры. Мы, когда перешли в этот режим, приезжали в Краснодар заранее и селились в гостиницу, но последние несколько месяцев, уже при Воронкове, приезжали в Краснодар в день матча. Утром тренировались, обедали и – вперед. Необычно, но каких-то казусов не случалось.

 4-1 4-2 4-3

- Если верить справочникам, вы отыграли один сезон, 2000/01, за «Динамо-ГУВД» Краснодар в открытом Первенстве края. Все верно?

- Да, сезон провел в волейбольном первенстве Кубани. И выиграл его с «Динамо». Если кто-то думает, что это было легко, он ошибается. Согласно Положению о состязаниях, мы должны были выиграть Открытое первенство края, чтоб заявиться в Первую лигу. Тогда - первая ступень профессионального волейбола. Точно такие же задачи ставили ещё несколько команд Краснодара. Была, например, команда «Таможня». С хорошим составом, задачами как у «Динамо-ГУВД».

- Кто был первым тренером команды?

- Краснодарец Александр Игоревич Знаменский. Он потом долго работал с молодежкой. Когда заявились в первую лигу, из Майкопа приехал Александр Михайлович Родионов, заслуженный тренер Адыгеи. Игорь Абдарахманов, работавший с командой несколько лет в Высшей лиге, приехал играть, но был вынужден закончить карьеру из травмы.

- Летом 2007-го вы уехали из Краснодара в Новый Уренгой. Где вас в Высшей лиге «А» увидел Борис Колчинс, работавший тогда с командой Ямала?

- Не думаю, что Борис Николаевич где-то видел меня до первой нашей с ним тренировки в «Факеле». На момент перехода у меня появился агент, Дмитрий Резванов. Он и нашел этот вариант.

Для меня тот переход - осуществление мечты. «Факел» уже был топовым клубом с хорошими возможностями. Я сразу из молодого клуба Высшей лиги «А» попал в команду, которая дошла до полуфинала еврокубков. Для меня, как для игрока, это был огромный качественный прорыв.

- Вы знали, что Колчинс зовет вас на роль второго связующего, а пасовать у «Факела» будет многолетний связующей сборной России Хамутцких, он же – Борода? Как в команде было принято называть легенду нашего волейбола?

- Многие обращались по прозвищу, которое он потом на игровой майке увековечил, а я – Вадимом Анатольевичем. Для меня было огромной радостью помогать, тренироваться, играть с таким мастером. И, конечно же, я знал, что иду на роль второго связующего.

- С Хамутцких вы проведет еще один сезон вместе, уже в Ярославле. Вскоре вас – так это выглядело со стороны – уже будут сознательно приглашать страховать коллегу с именем: Кевина Хансена в Уренгое, Мигеля Фаласку в Уфе, Симона Тишера в Краснодаре.

- Наверное, вы правы, я несколько лет провел в этой роли. Но это хорошая оценка для меня как игрока. Значит, быстро заработал репутацию того, кто всегда готов играть и поможет команде, партнеру. А с Хансеном и Тишером у меня неплохо получалось конкурировать. Я провел в тех сезонах на площадке почти 50 процентов игрового времени!

- В Ярославле вы играли с Максимом Михайловым. Ему тогда было 20 лет. Как его звали в «Ярославиче»? Не там родилось «Пулемёт Максим»?

- Нет, это - Казань. В Ярославле Максим был просто Максом.

- В том Михайлове угадывался нынешний мастер и профи: стабильность, идеальный имидж, никакой звездности, подчинение интересам команды?

- Я едва приехал в Ярославль, а Максим вернулся из сборной с бронзой Олимпиады Пекина. Двух тренировок хватило, чтобы понять какой большой талант у парня. Но больше таланта удивляла его работоспособность. Но самое большое удивление, это тот факт, что юношеское стремление много работать и постоянно развиваться у Максима никуда не делось и сегодня, спустя 12 лет.

- У Михайлова теперь курортный бизнес в Краснодарском крае. В его гостевой дом в Большом Сочи не заезжали?

- Проезжал мимо, когда навещал родителей в Адлере, но заехать не решился. Думаю, будет еще время посетить Макса и его небольшой отель.

— Это правда, что Мигель Фаласка играл в Уфе, имея серьезные проблемы с сердцем и получив некий условный допуск от врачей?

- Он играл на абсолютно законных основаниях. Да, поначалу его не допустили. Он уехал в Испанию, к своему врачу, а потом вернулся и прошел необходимые медицинские тесты. Иначе бы клуб его не заявил. Никаких особых проблем у Мигеля тогда не было. То, что случилось с ним (Анхель Фаласка умер из-за сердечного приступа прошлым летом, работая тренером женского итальянского клуба «Модена» - прим. ФВКК) – очень грустно.

 

 5-1 5-2 5-3

- В Уфе вы пережили с клубом абсолютное безденежье. Игроки даже не вышли на площадку в домашнем матче с «Локомотивом». Теперь, когда прошло время: решение было оправданным? Когда вам стали платить и какой была реакция руководства на демарш?

- На самом деле мы сначала поставили в известность руководство клуба. На тот момент команда не получала зарплату полгода. Не было делать вид, что ничего не происходит и всё нормально.

Уфа – волейбольный город с большими традициями. Тогда на команду почти махнули рукой. Наш неоднозначный поступок вызвал большой общественный резонанс. Мое мнение – то решение игроков помогло клубу выжить и измениться. Сегодня в Уфе всё нормально с финансированием: нет долгов, есть здоровые амбиции. Та история была для всех неприятной, но потом «Урал» пошел вверх.

- В Башкирии вы работали с двумя тренерами из Италии, еще один специалист с именем из этой страны был вашим тренером в Ярославле. Кто из них запомнился и чем?

- Анджиолино Фригони. У него очень интересный подход ко всему - игрокам, тренировки, отношения в коллективе. Умел заинтересовать, сплотить команду. Был и результат - лучший в истории Уфы.

- Два достойных сезона вашей карьеры – это «Нова». Главный тренер московского «Динамо» Константин Брянский, тогда работавший с командой из Самарской области, - уроженец Сочи. Вы были знакомы до «Новы», что сегодня его связывает с нашим краем?

- У Константина Владиславовича в Сочи по-прежнему живут родители. Естественно, он их навещает. Мы – воспитанники заслуженного тренера России Геннадия Николаевича Боброва и знакомы очень давно.

- Алексей Гатин – тренер в женской молодёжке «Локомотива». Вадим Хамутцких успел поработать главным в Суперлиге. Алексей Вербов начинает свой второй сезон в роли главного тренера. Фаласка тренировал в Польше и Италии. Роман Яковлев – ассистент в «Факеле», Евгений Петропавлов – спортивный директор в «Нове». Олег Согрин – главный в «Динамо-ЛО», Юрий Зинько – тренер молодежки в Кемерово. Кого мы забыли из ваших партнеров, кто уже тренирует или работает в волейболе?

- Лешу Казакову забыли. Он в Белгороде. Год назад выиграл Кубок ЕКВ как ассистент у серба Слобадана Ковача, а сейчас помогает в «молодёжке».

Тенденция мне понятна, но пока хочу играть.

- Ваша символическая сборная игроков, с которыми вы играли в разных клубах?

- Пасует Хамутцких, диагональный Михайлов, либеро Вербов, блок – Андрей Ащев, Михаил Щербаков. Доигровка – Алексей Спиридонов, Максим Пантелеймоненко.

- Как проводите время сегодня, когда в мире – пандемия вируса COVID-19?

- Сидим дома, как и все. Семья большая, всё по режиму. Я уже скучаю по волейболу и всем желаю терпения, здоровья. Верю, что всё то, к чему привыкли люди, скоро вернется.

- Собирается ли краснодарская мужская волейбольная диаспора Суперлиги, когда для этого есть возможность и время, на Родине?

- Живём в разных районах Краснодара, а кто-то, как Саша Гуцалюк, вообще за городом. Но желание увидеть парней у меня есть. Пусть всё получиться уже этим летом.

- Мужской волейбол Краснодарского края больше тридцати лет был связан с городом Сочи. Ваше мнение: есть ли шанс возродить команду там, где вы росли и учились играть в волейбол?

- Картина там такая: группа активистов, любителей нашей игры, которые собираются на турниры; с детьми работают несколько специалистов, в том числе - Геннадий Бобров. В городе есть прекрасная спортивная инфраструктура. Условной команде есть где тренироваться, играть. Все объекты новые, позволяющие проводить турниры любого уровня. Но до профессионального волейбола Сочи сегодня очень далеко. Нужен кто-то, способный потянуть ношу – искать спонсоров, искать хороший контакт с властью.

Конечно, я надеюсь, что мужская профессиональная волейбольная команда в Краснодарском крае возродится. Сочи - хороший вариант для этого. Игроки туда точно поедут и охотно.

 

 6-1 6-2 6-3